Ехали мы значит по одному из районов утреннего Нью-Йорка. С каждым метром люди становились темнее и бандитее. И увидели… Жуть!