Наверное, нет на свете такого человека, который побывал бы в Яффо и не увидел там знаменитого яффского висячего апельсинового дерева, то цветущего и благоухающего головокружительным ароматом, то увешанного мелкими плодами, а то и первое и второе одновременно. Видеть-то видели все – а о смысле и значении сего произведения современного искусства задумывался не каждый. И сегодня мы вместе с [info]Аленой хотим с вами об этом поговорить. А я, одолеваемый своим нездоровым любопытством, попробовал заглянуть дереву под «юбку» и посмотреть на него глазами, ползающих по земле муравьев

Увидеть Израиль можно и через социальные сети

Висячий апельсин, а точнее «Парящее апельсиновое дерево» было придумано и создано скульптуром Раном Морином в 1993 году. Словно проклевывающееся из огромного яйца, дерево растет сквозь пролом в керамическом овальном горшке, подвешенном на прочных канатах за стены соседних домов. И смысла в этом дереве гораздо больше, чем могло бы показаться на первый взгляд. 2. Во-первых, апельсин. Почему апельсин? Тот же Ран Морин поставил в Иерусалиме оливы, а в Эйлате – акацию. У каждого из этих деревьев – и этих выборов – есть свое значение, свой код. Когда-то слово Яффо было почти синонимом слову «апельсин». Утопающий в зелени и ароматах райских апельсиновых рощ, Яффо дарил миру прекрасные сочные, сладкие «китайские яблоки» (апельсин = «эпл Син»). Даже мы в нашем советском детстве на Новый год лакомились безумно вкусными «марроканскими» цитрусовыми, не подозревая – да особо и не интересуясь этим – что на самом деле выросли они в благословенной Святой земле израильской. И долго бы нам радовать мир этим экзотическим и полезным фруктом, кабы не заклятые друзья-арабы, в конце 70-х отравившие урожай апельсинов ртутью. Последующие за этим смерти европейских детей принесли Израилю огромные финансовые убытки, но в то же время вынудили его развернуться от аграрной экономики к экономике, основанной на интеллекте – в чем наша страна достигла небывалых успехов. 3. А вот так выглядит дерево если посмотреть на него с земли Плоды у дерева не вкусные, так  как дерево не привито. Самое же растение заменяется раз в несколько лет, так как корни разрастаются и не помещаются в кадке 4. В Яффо больше нет апельсиновых бескрайних рощ. Но апельсин как знак, как символ, как память – остался. Не только история, но и философия волновали Рана Морина, когда он создавал свой парящий апельсин. Дерево в «яйце» еще раз напоминает нам, как год от года мы — существа, растущие в каменных резервуарах, скорлупе, оторванные от земли, от корней предков все дальше отдаляемся от природы, как рвутся меж нами связи, порой окончательно и бесповоротно. В турецкие времена существавал закон, говорящий, что если у тебя растет дерево или куст, которые плодоносят, и неважно, кушаешь ли ты плоды или продаешь их — ты должен платить налог. Однако этот закон не распространялся на деревья и кусты, которые расли в кадках и горшках. Поэтому находились умники, которые ставили в своих дворах кадки, в которых росло несколько деревьев сразу, и таким образом избегали уплаты налога. Вполне возможно Морина символизирует и этот исторический факт. Есть еще один красивый образ, который видится в этой работе: еврейский народ, вырванный из своей земли, рассеянный по миру, но продолжающий жить и бороться, и приносить плоды. В не очень длинной истории современного государства Израиля уже были деревья с корнем вырванные из земли и пересаженные в другое место (этим они очень сильно напоминают любого репатриировавшегося нового израильтянина). Почти сто лет назад Тель Авив посетил Черчилль. Местные власти устроить ему встречу достойную его. Торжественный ужин был организован в ресторане «Казино Галей Авив» некогда стоявшем в начале улицы Алленби (там где сегодня пляж). Но была одна проблема — в молодом городе было очень плохо с озеленением. И тогда мэр Тель Авив Дизенгофф велел выкопать деревья, растущие в других местах и привезти их к ресторану. Там эти деревья были просто вкопаны в песок безо всяких корней, ибо идея была такова — «пару дней простоят, а больше и не надо». …после сытного и вкусного ужина, разомлевший Черчилль вышел из ресторана. Раскуривая сигару он прислонился к дереву, и оно, лишенное корней, не выдержало веса грузного премьер-министра и упало. Черчилль, разумеется, все сразу понял, и, обращаясь к Дизенгоффу, сказал: «Без корней, господин Дизенгофф, у вас ничего не получится». Свидетелем этой истории был дед Рана Морина и он рассказал ее своем внуку. И очень может быть, что эта история тоже повлияла на идею создания парящего апельсинового дерева. 5. И потому надо нам держаться за землю, дабы, подобно Антею, не быть сломленным чуждыми силами, или подобно деревьям на улице Алленби не падать от малейшего ветерка; прирастать к этой земле нам, народу, который долгие годы был оторван от своих корней, что и символизирует эта экологическая скульптура.
Оставить комментарий
FacebookВКонтактеВ блоге

8 комментариев

  1. «В будущем году — в Иерусалиме» обязательно найду парящую оливу. И непременно съезжу в Яффо, чтобы посмотреть на апельсиновое дерево… Спасибо, Евгений! Вы всегда рассказываете интересные истории о самой удивительной Стране

    • я люблю Израиль и Тель Авив и люблю их показывать

      спасибо, что читаете :)

  2. Благодарю за чудесный фоторепортаж! Я не исключение — тоже очень люблю и старый Яффо, и это дерево. Никогда не задумывалась о глубинном смысле этого творения — для меня это веселое креативное место, в котором хорошо просто находиться, обняв горшок «постоять под деревом»… Поэтому было очень интересно почитать истории, с ним связанные, спасибо!

  3. Насколько я знаю, форма горшка, по задумке Морина, это зернышко, косточка апельсина — символ первоначала, жизни и развития. Так мне в свое время расссказывали яффские старожилы. Огромное вам спасибо за сайт. Отличная работа!

  4. С большим интересом слежу за Вашими рассказами и фотографиями! Спасибо!

Оповещать о новых комментариях. А можно просто подписаться на комментарии